Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

На охоте. Рассказ о селе. Саяпина В. И., 2010 г.

На охоте. Рассказ о селе. Саяпина В. И., 2010 г.

На охоте

Впервые на настоящую грибную охоту я вышла, а вернее выехала, в сентябре 1980 г., когда переехала к новому месту службы мужа в г. Лодейное Поле Ленинградской области.

Город расположен на берегу полноводной реки Свирь, а вокруг – еловый лес.

В конце августа хозяйка дома, у которой мы снимали комнату, стала заводить разговоры о грибах и ягодах, особое место среди которых занимали волнушки и клюква. О волнушках я ничего не знала, а вот ягод мне очень хотелось попробовать.

Привольненские меня поймут: я уехала из Привольного в конце июля, в самый разгар фруктов и овощей, когда на рынке все дешево и изобильно. Каково же было мое удивление при виде абсолютно пустых прилавков на Лодейнопольском рынке: не было даже картошки!

И вот настал вечер, когда мы засобирались в лес по грибы. Утром меня разбудили на заре, к дому подъехала машина племянника хозяйки. В 80-е легковушками обладали немногие, поэтому нас везли на ведомственной спецмашине, типа аварийной. Окон в ней не было, ни дороги, ни окрестностей не видно. Зато дремучий еловый лес открылся во всей красе, когда мы вышли из машины.

Мне, выросшей в степной местности, было страшно заходить в лес одной, поэтому я старалась держаться поближе к «подружкам» (это были пожилые женщины). Хоть и впервые оказалась в грибном лесу, я интуитивно, по картинкам из букваря, сориентировалась, какие съедобные, к поганкам я относила не понравившиеся.

Грибов было очень много, даже я набрала столько, что пожалела об этом, когда узнала, что обратно пойдем пешком. Шли мы долго и тяжело, и вспомнилось мне, какое удовольствие было собирать грибы в Привольном.

После знойных летних дней, когда солнцем выжжена вся растительность на выгоне (так называлось место за селом, где паслись гуси, коровы и другая живность), в ноябре наступала пора дождей. Дороги и тропинки на выгоне превращались в глиняное месиво, и ходить по ним было трудно из-за налипания на калоши грязи.

Но с дождями на полях и выгоне появлялась растительность, зеленая травка радовала глаз. А бабушка все чаще вздыхала: «Уж нябось масляты повылезали», и гнала нас за грибами. Собирать их было одно удовольствие: они не «прятались» под еловыми ветками и кустами, как в российских лесах: среди ярко-зеленой травы издалека видны коричневые шляпки маслят и груздей и белые головки шампиньонов. Только уж очень не любила бабушка, когда мы приносили грибы с налипшими на шляпки листочками и травинками. С тех пор я грибы собираю, аккуратно срезая корешки и счищая хвоинки, и дома меньше работы.

А однажды меня позвала по грибы подружка Таня Тимофеева, да не просто по грибы, а с отцом в лес на охоту.

Это был мой первый и единственный поход в лес, не считая поездки на машине с коллегой по работе (я работала учителем в Агдашской школе), когда мы искали учеников на пастбище, чтобы привлечь их к сдаче годового экзамена.

Вышли мы на охоту затемно. Дядя Анатолий, Танин папа, нас инструктировал, как себя вести в лесу. Главное, что я уяснила, чтобы мы не кричали громко и не мешали охоте.

Шли мы бодрым шагом, заостряя внимание на местах, где трава погуще, там повлажнее, значит, могут расти грибы. Таня видела их первой и кричала: «Чур мои!», а мне все не попадались. Было обидно, но я проходила мимо ее грибов.

До леса шли долго, уже и устали, хотелось и пить, и есть, а дядя Анатолий все шел и шел и даже не оглядывался. Наконец мы в лесу, в тени деревьев. Поднявшись в горы, мы увидели красоту горного пейзажа: под нами лиственные деревья, в основном дуб, клен, встречался и, как мы его называли, «карагыч» (кара агач), дамир агач. Деревья покрыты осенней ярко-желтой и красной листвой и залиты утренним солнцем. А дальше внизу ковер из зеленой травы, и где-то далеко за речушкой Гёйтепечай родное село. До сих пор помню это ощущение восторга от увиденного.

Когда мы оказались в лесу, грибы стали попадаться и мне, но собирали мы их вместе. Увлекшись грибами, мы не заметили, что д. Анатолия мы потеряли, и запаниковали. Сначала, помня наказ не мешать охоте, мы искали молча. Шли, шли и вышли на поляну, залитую солнцем, а грибов в траве видимо-невидимо. Мы, забыв, что остались одни, уткнувшись в траву, кинулись собирать. А когда подняли головы, увидели, что из леса показалась сначала лошадиная морда, а потом и наездник. местный подросток уставился на нас, как на чудо.

Таня, с криком: «Папа-а-а-а-а!», не помню что закричала я, заорав благим голосом, обе кинулись в лес. Лошадь испугалась и понеслась сквозь кусты напролом.

На наш крик с откровенной бранью выбежал д. Анатолий, недовольный, что мы сорвали ему охоту, но, узнав причину нашего испуга, наказал больше от него не отставать. Охота в тот день не удалась, зато грибов мы насобирали вдоволь.

На вечер бабушка приготовила огромную сковороду грибов, тушеных с рисом. Да, в нашей семье грибы готовили не с картошкой, а с рисом. Мне тогда казалось, это блюдо просто объедение. Может, потому что не были избалованы разносолами?

Будьте первым, кто оставит комментарий!

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

    Mission News Theme от Compete Themes.