Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Одноземцы. Sabir Nasiroqli Urufzade, Alma-Ata,1979

Ныне обручаются рабы Божии и меняются перстнями отныне и вовек.

(Жених надевает на указательный палец правой руки и говорит: )

Обручу тебе себя вовек, обручу себя в правде, в милости и в щедротах.

(Родственники невесты говорят: )

Сестра наша сия да будет в тысяче тем во Израиле и в роде пришельцев, да наследует семя ея грады супостат!

(Потом мать невесты должна говорить: )

Да поможет тебе, чадо, Бог небеси и земли и всех созданий! Чти свекров твоих: они ныне родители твои суть. Прежде нежели умрети нам, да слышим о тебе слух добрый и возрадуемся пред Господом.

Благослави их, Господи, как благославил Ты Авраама и Сарру! Благослови их, Господи, как благословил Исаака и Ревекку! Благослови их, Господи, как благословил Ты Иакова, Рахиль и Лию! Благослови их, Господи, как благословил Иосифа и Асенефу! Благослови их, Господи, как благословил Ты Моисея и Сепфору!

Окончивши венчание, «передний» отходит, а подруги сажают молодую на лавку рядом с молодым, завесив ее от него шалью; расплетают ей косу надвое, раздавая ленты подругам и девушкам-родственницам. Другие женщины тем временем поют тексты из библии. Покончив с уборкой волос, молодую покрывают той же шалью, что и раньше, и при том так, что лица ее совсем не видно; молодому же предлагают узнать свою супругу; тот открывает шаль, и целует новобрачную. После этого все направляются к выходу и садятся в фургон: в задок фургона, рядом с новобрачной, садится «свашка», а с новобрачным — «дружок»; «свашка» имеет при себе узел с «свадебным пирогом» и вареной курицей (на новом блюде, с парой ложек). Как только подъедут они к крыльцу женихова дома, отец, мать и все гости жениха выходят встречать «молодых», и вводят в избу; здесь молодые повторяют ту же церемонию, что и при спрашивании благословения, с той только разницей, что все теперь проделывается молча. После благословения все садятся за стол и слегка закусывают; «молодых» же вводят в заранее приготовленное помещение: в чулан, амбар и т. п., где они и остаются до вечера.

Пока в доме жениха происходят все эти обрядности, кто-нибудь из приехавших с женихом угощает вином и водкой родителей и гостей невесты. В общем гульба тоджественна с подобными, уже не раз нами описанными, случаями (напр., при обрезании и др.), только народу теперь собирается больше, вина 

выпивается больше, а потому и шуму больше; нередко среди охмелевших гостей затеваются драки; гуляют до рассвета. Как только начнет смеркаться, «дружок» и «свашка» отводят молодых в баню; «свашка» стелет там брачное ложе, и каждый своему «протеже» дает советы, как провести primam noctem. В продолжение гульбы «дружок» и «свашка» несколько раз лично наведываются, как обстоит дело у молодых. Часто они возвращаются от молодых к пирующим в таком виде: «свашка» — с пучком красных лент, (эти ленты навязываются на бутылки, стаканы и пр.), а «дружок» с красным шарфом через плечо и с горшком в руках, который он тут же, среди избы, разбивает в дребезги, и еще стреляет из ружья. Отец жениха, обыкновенно, выбирает из своей родни 15—20 молодых людей, чтобы они верхом и с ружьями конвоировали свадебный поезд, при чём джигитовали и палили из ружей. Но все это проделывается только в том. случае, если новобрачная оказалась целемудренкой; в противном же случае подымается страшная суматоха: требуют для освидетельствования молодой бабку, публично допрашивают молодую — «с кем она свалялась», утром не идут «похмеляться» и пр.

На рассвете «дружок» и «свашка» купают молодых и переводят в то место, где они были до вечера предыдущего дня. Если все идет хорошо, то на утро
следующего дня «дружок» является, в своем оригинальном уборе и с своими
подручными «похмелять» молодых. Приглашают снова вчерашних гостей. Гости подходят к молодым с поздравлением, и одаряют их лакомствами — «гостинцами», те благодарят поклонами. «Дружок» рассыпается при этом мелким бесом: подносит каждому гостю по стакану или два вина, балагурит, шутит; раздается обычное «горько» и т. д. После этого наиболее почетные гости идут осматривать ночную сорочку и простыни новобрачной, и возвратясь, снова садятся и продолжают «гулять».

Таким образом проходит «похмелье», а на следующий день, или через некоторое время, отец молодой приглашает к себе свата с его гостями, зятя и дочь на «отводы». Отводы не сопровождаются никакими особенными обрядностями,— здесь просто идет широкая гульба, только прислуживают теперь уже родственники молодой, родня же молодого — гости. Случаи импотентности новобрачного не только в первую ночь, но и на более продолжительное время, нередки. Население приписывает это действиям «колдунов», портящих молодого или снабжающих молодую таинственным талисманом; в таком случае, по словам «сведущих людей», в платье молодой всегда можно найти 7—12 швейных иголок или булавки, закрепленных таинственным образом. Для излечения от подобных напастей и навождений обращаются к лекарям, имеющим знахарскую практику между поселянами.

Похороны
Когда видят, что человеку остается жить недолго, стараются не допустить, чтобы смерть произошла в доме, а потому выносят умирающего во двор; если погода ненастная, то его помещают в заранее приготовленную палатку; в этом прибежище умирающий и остается до своей кончины. Прежде чем вынести из дома, умирающего купают, одевают в чистое белье, предпочтительно белого цвета. В последние минуты при больном сидит кто-нибудь и читает из библии или псалтири. Как только умирающий испустит последний вздох, родственники поднимают громкий вопль, продолжающийся иногда довольно долго; приступать к похоронам не очень торопятся.

В день назначенный для похорон, собираются родственники и знакомые; если же умерший был видный человек, то приглашают еще почетных членов «кагала». Многие из гостей принимаются тотчас же за работу: одни делают гроб и носилки, другие памятник, третьи режут скотину и птиц для поминального 

обеда и пр.; наиболее почетные садятся за чтение псалтири и читают вплоть до положения умершего в гроб. Гроб делается без дна: вместо него прибиваются поперек планки, которые покрываются слоем камыша. Носилки состоят из 2-х шестов, метра в полтора в длину, перевязанных кусками холста или полотенцами. Женщины тем временем шьют для умершего белый коленкоровый саван и мешочек под голову, а если это мужчина, то еще порты, чулки и шапку. Обрядивши таким образом умершего, те же лица кладут его в гроб, лицом вверх, руки вдоль тела; гроб накрывают крышкой, поверх которой набивают деревянными гвоздиками кусок черного коленкора, спуская его по сторонам на столько, чтобы он совершенно закрывал гроб. Гроб несут на носилках родственники, обыкновенно 4 человека, попеременно.

Те лица, которые обряжали и клали умершего в гроб, шествуют до кладбища по сторонам гроба; непосредственно за гробом идут чтецы, и на всем пути время от времени читают псалмы; за ними — остальные провожающие; шествие замыкает медленно двигающаяся подвода, на которой везут памятник, балки, доски и пр., воду, закуску, а также — старух, больных и маленьких детей.

Могила копается в 1—1,5 м глубиной в меридиональном направлении. Принесши гроб на кладбище, его ставят над северным краем могилы и открывают, чтобы взглянуть последний раз на умершего, при этом насыпают мешочек могильной земли (сгребая землю тыльной стороной руки) и кладут под голову мертвеца; после этого гроб закрывают и спускают в могилу на длинных кусках холста (спускать на веревках считается позором и для родственников и для памяти умершего). Так, чтобы голова покойника была обращена на север. Обряжавшие умершего высвобождают холст, который у них и остается. Сверх гроба, на небольшом от него расстоянии, кладутся доски на перекладинах, образуя подобие склепа; затем могилу засыпают землей и ставят памятник; поверх образовавшегося холмика набрасывают еще срубленные ветки держи-дерева и приваливают их землей, для предохранения от скота. Выступают чтецы и, обратясь на юг, читают псалом 89, потом умывают руки привезенной водой, и едят хлеб с изюмом. С кладбища все идут в дом умершего на поминальный обед по окончании которого читают заупокойные молитвы и поют жалобным тоном псалмы.

Для выражения траура облекаются в скромное платье темного цвета; траур
носят только по близким родственникам — в течение месяца или немного дольше.

Субботники считают покойника нечистым, поэтому на 3-й и 7-й день установлены омовения: лица, приходившие так или иначе в соприкосновение с покойником, купаются, моют свои одежды (верхние и нижние) и платье умершего. Если же смерть случилась в доме, то также дом и вся домашняя обстановка, в те же установленные сроки, подвергаются мойке и чистке.

Вот таким образом русские субботники «прощаются» с «грешным миром» и селятся в благословенный мир. В самой России и даже сейчас многие сектанты скрываются под тени «Креста» не поклонившийся ему. Так изчезают святые корни великого русского народа, прямо в открытую — на глазах их потомков. А мне даже трудно не вспомнить изречения одного русского туриста, путешествующего по Азербайджану, Туркмении и Узбекистану: «Святые места нельзя разрушать, это место последней надежды. До тех пор, пока человек будет испытывать ужас, отчаяние, горе — а это, похоже, будет всегда, пока человек живет,— у него должна быть защита в виде священного пространства. Даже в обществе будущего, которое, возможно, решит все социальные проблемы, «святое место» должно остаться как возможность свободного выбора.

село Привольное 1970—1980 годы.

Примечание
в 1837 году был издан царский Указ, позволивших сектантам- субботникам поселяться в закавказских областях. Первые время субботники селились в отдельных деревнях.

С 1848 года им было разрешено селиться и в городах Закавказья. В соответствии с указом 1837 года часть субботников, находившаяся в оппозиции к официальной православной церкви, была расселена в г. Ленкорани (Ланкон) и на территории Ленкоранского уезда.

В Ленкоранском уезде деревня Вель (старообрядцы) поселена в 1838 году, Привольное (иудействующие) – 1839 г., Пришиб и Николаевка – в 1840 г., Новоголовка (Новогольск) и Астраханка – в 1845 г., Андреевка – в 1847 г. В 1867 году образовалось деревня Православное в Ленкоранском уезде из православных переселенцев из Енотаевского уезда Астраханской губернии, из отставных солдат и малороссиян (Зейдлиц Н. /Этнографический очерк Бакинской губернии/ Кавказский календарь на 1871 г., с.47-67).

Это привело к тому, что уже к 50-м годам XIX века, согласно переписи 1857 года, на территории Ленкоранского уезда были следующие русские деревни:
1. Вель (14 дворов; 48 мужчин и 36 женщин; старообрядцы);
2. Ольховка (число русских не указывается);
3. Астраханка (67 дворов; 141 муж. и 171 женш.; молоканы);
4. Новогольск (Новоголовка) (124 дворов; 399 муж. и 431 женш.;
молоканы);
5. Привольное (419 дворов; 1061 муж. и 1072 женш.; субботники);
6. Пришиб (183 дворов; 465 муж. и 435 женш.; молоканы);
7. Православное (117 дворов; 351 чел.; православные);
8. Николаевка (61 дворов; 157 муж. и 168 женш.; молоканы);
9. Андреевка (125 дворов; 317 муж. и 282 женш.; молоканы);
ИТОГО: 5534 человек.
(Вестник архивиста)

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

11 комментариев

  1. Донские Донские 22 августа 2016

    Здравствйте! Спасибо за очень интересную информацию. Интересно,а можно найти где-нибудь списки жителей Привольного и Ленкорани?

  2. Саяпин Максим Михайлович Саяпин Максим Михайлович 12 декабря 2016

    Распознал текст с помощью FineReader, конвертировал в PDF.
    Печатать и читать удобнее:
    https://yadi.sk/i/C89KrhGE33DgqT

  3. Надежда Ясницкая Надежда Ясницкая 06 февраля 2017

    Леонид, спасибо большое за Ваш труд.

  4. Саяпин Максим Михайлович Саяпин Максим Михайлович 02 марта 2017

    Купил книгу В. А. Добрынин. “Оборона Мугани”. Открывает важные страницы истории района в тяжёлые годы гражданской войны.
    Продаётся от издателя только на авито. В продаже всего 50 экземпляров.
    https://www.avito.ru/nalchik/knigi_i_zhurnaly/v._a._dobrynin._oborona_mugani_726636282

  5. Саяпин Максим Михайлович Саяпин Максим Михайлович 14 марта 2017

    Ещё одна книга про Русскую Мугань.
    http://coollib.com/b/317294/read
    Гусейн Дадаш Оглы Наджафов
    Лодки уходят в шторм
    Упоминаются жители с. Привольное:
    Яков Горбунов, Иосиф Пономарев, Моисей Бочарников и др.

  6. Sabir Nasiroqli Sabir Nasiroqli 15 июня 2017

    Doroqie, moi Privolnenchi!
    U menya novaya kniqa o russkix jiteley Yujnoy Muqani uje qotova k pechati. Nado finansoviy pomoshi chtobi napechatali etu kniqu. Proshu Vas, pomoqite chtobi izdavat etu kniqu. Za ranee Spasibo!

  7. Донские Донские 19 июня 2017

    Уважаемый Сабир Насыроглы,

    очень интересно было почитать Вашу книгу. Я интересуюсь историей своих предков и села Привольное. Не могу получить из архива Баку ревизские сказки. Село Привольное образовалось где-то в 1830 году.Может быть Вы ,как писатель, можете помочь нам всем и запросить информацию в архиве. С уважением ,Елена из Донских

  8. Донские Донские 08 ноября 2017

    Уважаемый Сабир Назырович!

    У меня есть к Вам вопросы ,связанные с Вашей книгой. Ответьте,пожалуйста на мой адрес iras12@inbox.lv

  9. Саяпин Максим Михайлович Саяпин Максим Михайлович 25 июля 2018

    Б[b]о[/b]льшая часть книги “Одноземцы” заимствована из очерка Ильи Жабина Селение Привольное, Бакинской губ., Ленкоранского уезда от 1900 г.
    См https://www.seloprivolnoe.ru/forum/5—/90

  10. Sabir Nasiroqli Sabir Nasiroqli 31 июля 2018

    Da, eto ne sovsem tak. To, chto Vi chitali v broshyure “Odnozemchi”, eta malenkiy chast moey kniqi o Russkoy Muqani. Polnaya kniqa naxoditsya v Izdatelstbe , qde uje pechataetsya. V kniqe ukazani vse istochniki ispolzovanniye rukopisi, dnevniki I druqiye. Statyi s avtorami budet v ” Prilojenii”. Tam, takje uvidete okolo dvuxsot fotoqrafiy jiteley russkix jiteley Yujnoy Muqani. Kniqu snabdil arxivnimi dokumentami 1828-1920 qodov o Privolnom, Prishibe, Petrovke, Qolitsine, Pokrovke I yeshe 20-i russkix naselennix punktov s kartami I fotoqrafiyami.

  11. Sabir Nasiroqli Sabir Nasiroqli 04 августа 2018

    Uvajayemie Privolnenchi, budte vnimatelno, t.k. Moya kniqa sostoit iz 320 stranich. Imeetsya v konche kniqi stranicha “Spisok ispolzovannix literaturi”. Yest razdeli o sobitiyax 1920-1935, 1935-1950 I nakonech 1950-1965 qodov. Ispolzovani mnoqochislenniye arxivniye materiali, fotoqrafii, dnevniki I druqiye zapisi krayevodov, lyubiteley istorii. U menya yest takje rukopisnoy otchet “Sebidashskoqo uchastka Lenkoranskoqo uyezda” za period 1920-1922 q.q.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Mission News Theme от Compete Themes.